Аннотация: О российских командос написано немало. Благо есть о чем писать. От штурма дворца Амина до освобождения заложников в `Норд-Осте` — таков славный путь наших спецназовцев. Полковник Михаил Болтунов правдиво и занимательно рассказывает в своей новой книге о деятельности самого знаменитого и заслуженного подразделения специального назначения — легендарной `Альфе`. Книга написана эмоционально — автор не понаслышке знаком с `альфовцами`, их тяжелой службой и героическими делами. Возможно, именно поэтому она читается на одном дыхании.

———————————————

Михаил Болтунов

О российских командос написано немало. Благо есть о чем писать. От штурма дворца Амина до освобождения заложников в `Норд-Осте` — таков славный путь наших спецназовцев. Полковник Михаил Болтунов правдиво и занимательно рассказывает в своей новой книге о деятельности самого знаменитого и заслуженного подразделения специального назначения — легендарной `Альфе`. Книга написана эмоционально — автор не понаслышке знаком с `альфовцами`, их тяжелой службой и героическими делами. Возможно, именно поэтому она читается на одном дыхании.

АЛЬФА -СМЕРТЬ ТЕРРОРУ

К ЧИТАТЕЛЮ!

Это книга о страшной напасти человечества — терроризме. Он не за далекими горами, синими лесами. Он на пороге вашего дома. Внимательно вглядитесь в его жуткое лицо. Колокол терроризма звучит по каждому из нас. Эта книга о последней силе, что противостоит террору. О лучших людях России, о донкихотах наших дней. Эта книга не детектив, не развлекательное чтиво о фантастических похождениях российских Рэмбо. Она — о солдатах антитеррора. О горьком их хлебе. О пуле террора, пущенной в спину России. Задумайтесь, если близок вам ваш дом, семья, дети. Спросите себя в эту непростую для Отечества минуту: если завтра не будет этих донкихотов, кто спасет нас? Террор жесток и кровав. Но всегда на его пути встают ребята в черных беретах с буквой А. «Альфа»… Легендарное, суперсекретное подразделение антитеррора. История ее удивительна. Переворот в Кабуле и обмен Луиса Корвалана на диссидента Буковского, охрана афганского лидера Бабрака Кармаля и штурм мятежного сухумского изолятора, захваченного преступниками, гражданский подвиг у стен Белого дома и освобождение заложников в «Норд-Осте». «Альфа»… Мощная, мобильная, высокопрофессиональная группа специального назначения. История ее необычна. Она пережила годы секретности и забвения, годы любви и ненависти. Ею гордились и ее боялись. Бойцов и командиров группы «А» называли «профессиональными убийцами» и «душителями свободы». А они просто были сыновьями Отечества. Они гибли в борьбе с террором ради нас с вами. Ради жизни на Земле. «Альфа» — наша гордость, наше национальное достояние.

«ФИЛОСОФИЯ БОМБЫ»

Досье «Альфы»

Терроризм — это ненависть. Человека к человеку. Человека к человечеству. Терроризм назвали «чумой ХХ века». Есть все основания полагать, что этот диагноз, увы, не изменится и в нынешнем столетии. Терроризм стар как мир. Еще в I веке нашей эры в Иудее действовала секта сикариев (сика — кинжал или короткий меч), уничтожавшая представителей еврейской знати, сотрудничавших с римлянами. Еще Фома Аквинский и отцы христианской церкви допускали идею убийства правителя, враждебного, по их мнению, народу. В Средние века представители мусульманской секты ассошафинов убивали префектов и калифов. В эти же времена политический террор практиковали некоторые тайные общества в Индии и Китае. В 1848 году немецкий радикал Карл Гейнцен доказывал, что запрет убийства неприменим в политической борьбе и что физическая ликвидация сотен и тысяч людей может быть оправдана, исходя из «высших интересов человечества». Гейнцен явился в какой-то мере основоположником теории современного терроризма. В его работах можно найти немало идей, созвучных идеологическим воззрениям сегодняшних террористов. Он считал, будто силе и дисциплине реакционных войск нужно противопоставить такое оружие, с помощью которого небольшая группа людей может создать максимальный хаос. И здесь Гейнцен надеялся на отравляющий газ, ракеты, а также требовал поиска новых средств уничтожения. Это и есть так называемая «философия бомбы», которая появилась в ХIХ веке, хотя ее корни уходят к оправданию тираноубийства в греческой истории. Концепция «философии бомбы» получила дальнейшее развитие и углубление в «теории разрушения» Бакунина. В своих работах он отстаивал мысль о признании лишь одного действия — разрушения. В качестве средств борьбы предлагал яд, нож и веревку. Революционеры, считал Бакунин, должны быть глухи к стенаниям обреченных и не идти ни на какие компромиссы, что русская почва должна быть очищена мечом и огнем. Доктрина «пропаганды действием» была выдвинута анархистами в 70-е годы ХIХ века. Суть ее в том, что не слова, а только террористические действия могут побудить массы к давлению на правительство. Эта же мысль проходит позднее и у Кропоткина, когда он определяет анархизм как «постоянное возбуждение с помощью слова устного и письменного, ножа, винтовки и динамита». К концу ХIХ века особая роль в пропаганде терроризма в Европе и США принадлежит Иоганну Мосту, который проповедовал «варварские средства борьбы с варварской системой». Терроризм становится постоянным фактором общественной жизни со второй половины ХIХ века. Его представители — русские народники, радикальные националисты в Ирландии, Македонии, Сербии, анархисты во Франции 90-х годов, а также аналогичные движения в Италии, Испании, США. До Первой мировой войны терроризм считался орудием левых. Но, по существу, к нему прибегали индивидуалисты без политических платформ, а также националисты не только нелевых, социалистических ориентаций. С окончанием войны терроризм на свое вооружение взяли правые. Национал-сепаратисты и фашистские движения в Германии, Франции, Венгрии, «Железная гвардия» в Румынии. Крупнейшими терактами того времени были политические убийства Карла Либкнехта и Розы Люксембург в 1919 году, югославского короля Александра и французского премьер-министра Барту в 1934 году. В основе этих движений лежат разные идеологические платформы, но фактически и те, и другие руководствуются положениями доктрин «философии бомбы» и «пропаганды действием». Наступил век ХХ. Увы, ничего не изменилось в природе терроризма. Более того, терроризм теперь приобрел спектр самых разнообразных явлений, начиная от политических убийств и кончая массовой гибелью людей в пламени гражданской войны. И если для русских народовольцев, первомартовцев, эсеров совершение терактов, безусловно, самопожертвование, самоуничтожение для блага общества, то для «красных бригад» — акт самоутверждения. «Красный терроризм» и «черный» фашистского, неонацистского толка недалеко отстоят друг от друга и мало что имеют общего с теми терактами, которые совершали, например, народовольцы. Ибо у этого терроризма одна вожделенная цель: захват власти. Ни о каком «благе общества» тут не может идти речь. В ХХ веке произошел перенос терроризма на государственный уровень, чего человечество прежде не знало. Террористическое государство «давило» своих граждан беззаконием внутри страны, заставляло их постоянно ощущать свое бессилие и слабость. Оно не меняло поведения и за пределом своих границ, в мировом сообществе. Фашистская Германия на глазах у всех растоптала Польшу. Был дан урок всей Европе, да и миру. И — о чудо! — многие поспешили проявить лояльность к соседу бандиту! Что поделаешь, если бандит силен? Сегодня бандитская традиция вошла в силу во многих уголках бывшего СССР. Попытка насилием добиться своих, даже самых благородных целей новый дикий росток на древе государственного терроризма. И самое страшное, что росток быстро набрал силу — в войны были втянуты Армения, Азербайджан, Осетия, Молдова, Грузия. До сих пор звучат взаимные претензии и угрозы на государственном и правительственном уровнях. Да, терроризм многолик. Распад крупнейшей «атомной» державы — Советского Союза обострил проблему расползания ядерного оружия, а значит, возможность появления ядерного терроризма. Следует отдавать себе отчет, что нынешние террористы — это не любители, бросающие в толпу самодельную бомбу, а высокоподготовленные профессионалы. Они умело используют последние достижения военной науки и техники. За примером далеко ходить не надо. Рядом с окоченевшими телами террористов у поселка Первомайский было найдено современнейшее стрелковое оружие и телефоны спутниковой связи. Таков ныне уровень научно-технического оснащения террористических банд даже в нашей весьма небогатой стране. Что на очереди? Ядерное, биологическое, химическое вооружение? Трудно сказать. Но предельно ясно одно — террористы еще со времен западногерманских боевиков Мейнхоффа вынашивают мечту — либо украсть, либо изготовить атомную бомбу. В США на основе заключения одного из подразделений по предупреждению ядерного терроризма еще несколько лет назад был сделан вывод: создание примитивного ядерного устройства (несмотря на всю трудность его изготовления) вполне по силам террористической группировке, которая сможет использовать в работе трех-четырех серьезных специалистов. Кстати говоря, Нью-Йорк еще в 1975 году пережил минуты атомного шантажа, когда городское руководство получило предупреждение от неизвестных лиц. В записке говорилось: «Нам удалось спроектировать и построить атомную бомбу, она находится в тайнике на острове Манхэттен. Устройство будет взорвано в 6 часов вечера, если не будут выполнены наши требования передать нам 30 миллионов долларов мелкими, ничем не помеченными купюрами и разрозненных номеров». Написанное можно было бы воспринять как шутку, если бы не чертеж, приложенный к записке: его сделал человек, хорошо знающий ядерную физику. Слава богу, за бутафорским свертком, подложенным взамен денег в условленном месте, никто не пришел. Но сама история наводит на весьма грустные размышления. Тем более что в Соединенных Штатах около 80 раз выдвигались угрозы применения ядерного оружия. Хотя в подавляющем большинстве они были ложными. Размышляя о ядерном терроризме, нельзя не вспомнить и далеко идущие цели угандийского диктатора Иди Амина. Это он руководил ядерным заговором под названием «Операция «Покер», в ходе которого предусматривалось создание небольших атомных бомб, умещавшихся в обычном чемоданчике, и доставка их в угандийские посольства по всему миру с помощью дипломатов-убийц. Конечно, для создания столь миниатюрного ядерного устройства потребовались бы капитальные научные и инженерные знания, специалисты, которых Амин не имел. Но известно, что диктатор старался их найти. После падения режима Амина документы, обнаруженные в Уганде, поведали миру о зловещих планах маньяка. Однако что нам далекая Уганда. На нашей территории, по существу, в нашем доме, с экранов наших телевизоров, чеченские террористы угрожали нам ядерным оружием. Таковы сегодняшние российские реалии. Разумеется, ядерный терроризм — не единственное изобретение ХХ века. Ученые предсказывают возникновение в ближайшие годы экологического терроризма. Различные движения «зеленых» находятся на той черте отчаяния, когда возможен их переход к террору. Ведь у них нет других эффективных и признанных государственной системой средств воздействия на правительства и парламенты. Нет иной возможности заставить себя заметить и считаться с собой. Трудно сказать, какие формы обретет «зеленый террор», какие методы возьмет на вооружение, но приход его в нашу действительность вполне вероятен. Если ядерные преступники лишь мечтают о бомбе и угрожают мнимым оружием, а «зеленый террор» существует лишь в прогнозах экспертов, то воздушные бандиты давно перешли к делу. Их методы становятся с каждым годом все более изощренными, хорошо продуманными, отработанными. По прогнозам экспертов Всемирного фонда авиационной безопасности, воздушный терроризм становится настоящим бедствием. Некоторые наиболее пессимистично (а может, реалистично?) настроенные специалисты считают, что впереди у пассажирской авиации еще более тяжелые времена. Отечественная авиация не является исключением. Десятки случаев захватов самолетов — ярчайшее тому подтверждение. Нападения на самолеты гражданской авиации, а также другие транспортные средства, их захват, угон и уничтожение остаются одной из самых распространенных и опасных форм терроризма. Трагический день 11 сентября 2001 года показал, что террористами стали летчики-камикадзе, их оружием — самолеты, по сути, превращенные в летающие бомбы. На этот раз изощренный ум террора переплавил воедино две страшные идеи — использование в смертельном ударе самолета как бомбы. Однако, несмотря ни на что, у нашей страны есть не только сегодня, но и завтра. Вот оно, это светлое завтра, и несет нам неизвестную ранее разновидность терроризма — «информационный терроризм». Первые проявления этой новейшей разновидности уже известны. Информационные террористы могут, к примеру, разрушить сети электропитания, уничтожить элементную базу, программные ресурсы, воздействовать на информацию с целью ее искажения, захватить каналы средств массовой информации и распространять дезинформацию, ложные слухи, активно подавлять линии связи, оказывать давление на разработчиков информационных и телекоммуникационных систем путем насилия, угроз, шантажа. Это лишь некоторые приемы террористов XXI века, которые могут поставить целью вывод из строя всей информационной структуры государства или ее отдельных частей. Информационное оружие, которым могут воспользоваться террористы, может быть физическим, программным, радиоэлектронным. Здесь и средства минирования и подрыва, радиоэлектронного подавления и разведки, установки помех, использование в своих преступных целях глобальной информационной сети Интернет путем внедрения программных вирусов, средств взлома защиты и проникновения в сети. Прежде в условиях политической нестабильности, межнациональных конфликтов, экономической неразберихи нам было не до проблем информационного терроризма. Но жизнь заставила заняться этой проблемой вплотную. Что касается непосредственно сегодняшнего дня, то теперь мы стоим на пороге новых испытаний — огромной волны политического терроризма. Уже гибнут парламентарии, журналисты, т.е. люди, занимающиеся политикой. Правоохранительные органы до сих пор не сделали ясного, четко обоснованного заключения по этим делам. Уголовные ли это преступления или политические? Однако уже сегодня можно сделать однозначный прогноз: мы выползаем на «минное поле» политического терроризма. Надеяться на то, что фанатики от политики будут менее изощренными и жестокими, не приходится. Задумывается ли об этом президент, парламент? Да, это беспокоит властей предержащих, они время от времени с газетных полос и экранов телевизоров объявляют войну преступности и терроризму. Таков нынешний терроризм. Террористы, сомкнувшись в преступный, страшный караван, идут и идут. Гремят взрывы, рушатся дома… Каждый день кого-нибудь убивают, убивают, убивают… Чем располагает сегодня государство в борьбе с терроризмом? Прежде всего, это Центр специального назначения ФСБ и его управления «А» и «В», более известные в народе, как группы «Альфа» и «Вымпел». «Альфе» в 2004 году исполнится 30 лет. Чего только не пережила она за эти годы — и десятилетия жесточайшей секретности и забвения, и пору проклятий, когда со страниц газет бойцов группы называли «душителями свободы прибалтийских народов», «выкормышами Андропова», «головорезами Крючкова». Их рисовали нелюдями, доморощенными «терминаторами», без души и сердца. Когда якобы командир может перед строем запросто расстрелять своего подчиненного, а труп, завернув в рогожу, подбросить к зданию Телецентра. Их заочно приговаривали к смертной казни. Пытались казнить без суда и следствия, выстрелами в спину. Порою мне казалось, что страна сошла с ума. А горбачевская перестройка породила в рядах журналистов моральных уродов, «терминаторов» от прессы. Даже август 1991 года, когда «Альфа» не пошла на штурм Белого дома, не пролила крови, не отрезвил журналистов. Группу «А» по-прежнему с яростью топтали. Перелом произошел лишь в октябре 1993 года. «Альфа» совершила гражданский подвиг. Наступило прозрение. Бойцы группы стали чуть ли не национальными героями. А средства массовой информации, которые вчера на своих страницах лепили страшный оскал головорезов КГБ, сегодня разглядели в них величественный облик спасителей Отечества. К счастью, бурные процессы на страницах прессы имеют мало общего с внутренними, глубинными явлениями жизни и службы группы. Нет, это не значит, что в подразделении не следят за прессой и равнодушны к тому, что пишут о них. Я убедился сам: в «Альфе» самое полное «собрание сочинений» журналистских опусов, посвященных группе. Но важно другое. Что бы о них ни писали — велеречивые оды или грязные фальшивки, эти люди почти тридцать лет одинаково хорошо, одинаково мужественно делают свое благородное дело. Дело спасения нас с вами от рук бандитов. Как поется в их неофициальном, но признанном всеми гимне: «Чтобы спасти людей, закроем их собой от пули озверевших террористов». Иными словами, бойцы «Альфы» каждый день на войне. Вот уже тридцать лет. Недаром в их рядах немало тех, кто имеет тяжелые и легкие ранения, увечья, контузии. Есть и погибшие. Геннадий Зудин и Дмитрий Волков были убиты при штурме дворца Амина в Афганистане. Виктор Шатских застрелен предательским выстрелом в спину в Вильнюсе. Виктор Кравчук расстрелян в упор из засады в Северной Осетии, Геннадий Сергеев умер от смертельной раны, полученной в Москве у Белого дома. Владимир Соловов, Дмитрий Бурдяев и Дмитрий Рябинкин отдали свои жизни, спасая заложников, захваченных бандой террористов в больнице Буденновска. Виктор Воронцов и Андрей Киселев погибли у поселка Первомайский в Дагестане, Анатолий Савельев — в Москве, защищая шведского дипломата, Николай Щекочихин, Михаил Марченко и Борис Курдибанский — в Чечне. Недаром ни одно воинское подразделение не имеет такого созвездия наград, как «Альфа». Генералы Геннадий Зайцев и Виктор Карпухин — Герои Советского Союза, младший лейтенант Геннадий Сергеев и полковник Анатолий Савельев — Герои России (посмертно). Сотни офицеров и прапорщиков награждены орденами. Это ордена Ленина, Красного Знамени, Красной Звезды, «За личное мужество», ордена Мужества, «За военные заслуги» и медали. За годы своего существования группа антитеррора принимала участие практически во всех операциях по освобождению заложников на территории страны. Исключением являются лишь случаи, когда волей местных властей или руководителя оперативного штаба «Альфа» оказывалась на «скамейке запасных». Именно эти случаи и заканчивались трагедией гибли заложники, лилась кровь. Да, тридцать лет безупречного служения Отечеству принесли «Альфе» несомненный авторитет и уважение в народе.